Видогощ

Безымянная речка, петляя меж холмов, впадает в большую пруд, который питает вместе с паводковыми водами. Здесь, по современной дамбе, с металлической винтовой заслонкой, между бетонных берегов и почти за гряду холмов проходит дорога из Видогорщи в Марковщину. А с правой стороны остаются руины старого кирпичного строения. Стены толщиной в полтора-два метра, квадратные небольшие, перетянутые коваными решетками, окошки — все это каркас некогда известной видогорщской водяной мельницы.

Происхождение названия Видогощ

«Видо» — видеть, «гоже» — красивые, прекрасные, виды. Двор Видогоща в 1563 г. принадлежал господину А. М. Ивашенцевичу. В числе построек усадьбы были 2 дома на подклетях, казенный амбар, 4 клети, пекарня, челядня, житник, пивоварня, кухня, погреб, 2 конюшни, 2 сарая и баня. Возле двора находились сарай с пуней 2 клунями и сараем, коровник, 2 мельницы.

Бумажная мельницаНебольшое бумажное производство из одного-двух зданий, главное из которых — мельница, приводящая механизмы в движение.  в Видогощи в первой половине XVII века находилась в усадьбе рода Завишей, Минского уезда, на безымянном притоке реки Вяча.

Бумажную мельницу построил Завиша после 1613, так было записано в 1613 году в инвентаре рабочего совещания, упомянутой мельницы. Среди различной недвижимости Видогощи с 1672—1790 гг. упоминается и трактир, арендованный у Завишей в 1678 году неким арендатором, корчма размещалась в здании мельницы. Корчма действовала до 1691, а затем в 1748 году Завиши передают бумажную фабрику Ваньковичам. В 1805 году некий Готтфрид арендует у Антона Ваньковича здание бумажной фабрика и открывает здесь фабрику тканей.

Со слов некоторых ученых-историков, происхождение названия Видогоршч (Видогоща), так и Радогощ и другие подобные названия деревень с таким окончанием, относятся к XI–XII векам. А объясняется это очень просто: когда-то на этих землях жили князья с похожими именами, например, Рогволод, Радимир, Видогор, Владыка, и др. Нельзя исключить и того, что когда-то и деревня Видогорщ существовала в те далекие времена и носила название одного из великих князей, а теперь со временем превратилась в Видогощ. А в советские времена и совсем сменила название на Комсомолец, которым и пользуются сейчас.

Сегодня руины каменной трехэтажной мельницы пожалуй единственное свидетельство прошлого Видогорщи — крупного имения, «экономии». Приблизительно в середине XIX века Видогорщ принадлежала богатой графине-помещице Козуновичихе, владения которой тянулись до самого Минска. В парке стоял двухэтажный, с колоннами и высокой каменной башней, дворец. Вот с этой неуклюжей, с окнами на самом верху, башней и связано одна местная легенда.

Легенда о Вижгоре

Уж больно жестоко к людям относились злодеи всякие: панские прислужники, лакеи, подпанки, столетий с пять назад. Не было от кого бедным крестьянам ждать помощи, только на синее небо надеялись, что видит оно их страдания и безжалостные издевательства.

Вокруг деревни Видогорщ и сейчас нет густых лесов — одни только лысые песчаные холмы, на которых не хочет расти ни зерно, ни картофель. Не было и тогда, в давние века, ни боров, ни пущ. Дорога ровненькой лентой вилась с холма на холм, за подъемом начинался спуск, а за спуском опять подъем, еще более крутой и высокий. Поэтому и телеги местные крестьяне делали чрезвычайно прочными и небольшими. Если большую телегу сделаешь, то лошадку изморишь за пару верст тяжелой дороги, а когда непрочной — рассыплется где-нибудь на очередной яме. Такое чередование холмов и низин здесь и сегодня крестьяне называют колясками. Если взглянуть откуда-то с небес на низ, то действительно долина между двумя холмами слишком коляску напоминает. Мучились крестьяне издревле, тогда, при крепостном праве, обрабатывая поля. Поработает час-другой, и все, на большее не способен человек.

Нагоняют крестьян из близлежащих деревень на эти холмы пахать поле. Не разгибая плеч, работали с утра до ночи, с семьями своими почти не виделись. Такие пахари и умирали прямо на борозде. Бывало, волы устанут, остановятся и подпанки мужиков в ярмо запрягали: в панскую кухню воду в бочках не на лошадях, а на людях возили. У бедняг рубашки от пота соленого гнили и лохмотьями вниз сползали, нельзя было передохнуть ни минутки, так как лютые прислужники с кнутами пристально за ними следили.

Чтобы следить за крепостными крестьянами на полях, в старом густом господском парке, на огородах, дед пани Козуновичихи велел пристроить к своему дворцу высокую каменную башню, где весь время сидел с подзорной трубой главный эконом. Все было видно как на ладони. Нельзя было ни спрятаться, ни укрытия, ни отдохнуть уставшему работнику. Приостановился пахарь где-нибудь на далекой горе, чтобы дух перевести, а главный приказчик из башни видит и на заметку берет. Видит, как скотина, отбившаяся от стада, в панские владения пошла, кто в саду яблоко в карман положил. Так за день набиралось много нарушителей, которых вечером ждали различные наказания: одних ужина или завтрака лишали, а других беспощадно секли плетями на конюшне. Из-за этого на деревенском кладбище кривые кресты росли как грибы после дождя.

Слуги помещика смотрели не только за людьми. Домашние животные тоже были у них на виду, чтобы на панские поля не заходили. А если такое и случалось — не видать тогда бедному крестьянину свои коровки, она переходила в хозяйство пана. По этому поводу очень много умирало детей и крестьян от голода и от барских издевательств. У некоторых крестьян корова была для них всей жизнью и им приходилось не раз ходить к своему пану, попытаться вымолить назад отнятый скот. Правда, мало кому везло. В воздухе стоял стон и плач, проклятия, слышны были отчаянные крики крестьян. Ведь пан же не просто так говорил с людьми, а еще и приказывал пороть, избивать тех, кто падал ему в ноги.

Так продолжалось несколько десятилетий подряд. Крестьяне уже даже забыли, когда смех звучал в этих окрестностях. Ужасно, мрачно вокруг стало, словно в аду. Боялись люди, прятались, терпели все, пока не появился человек, который не побоялся противопоставить себя панским помощникам и помещику. И стал подстрекать крестьян двинуться в наступление на ненавистную для них всех башню.

Однажды ночью, когда грохотал сильный гром и шел проливной дождь, крестьяне направились со всех сторон к панскому дворцу. Перебили слуг и прислужников, а хозяина повесили на воротах въездных ворот, чтобы все видели, как качается на ветру и вороны клюют его глаза.

Позже ходили слухи, что камни в панской башне были красного цвета и из них текли жгучие людские слезы. Там, где они упали, когда башню резрушили, и до сегодняшнего дня ничего не растет. Это место, где стоял дворец с той проклятой башней, откуда все окрестности видно было — поля и долины, горы и холмы — прозвали люди Вижгорами. Позже уже превратилась это название в Видогорщ.

А графиня Козуновичиха еще до отмены крепостничества разорилась. Очень любила она в карты играть, даже в Париж за этим ездила. Но ей, видимо, не везло. Вскоре один за другим, чтобы с долгами рассчитаться, пришлось ей все имения продать. Последние свои годы доживала она в доме своего бывшего главного эконома. Старую приживалку видели в толпе нищих возле костела. Говорили, что так на паперти графиня и скончалась.

Из истории населенных пунктов Минщины

Комсомолец, деревня Папернянского сельсовета. В 1563 г. Видогость — село, центр имения, собственность А. М. Ивашенцевича, господский двор, 16 дымов, 11 служб. В 1567 году Видогоща — село, собственность М. Служки, Ф. Ивашенцевича, в «час рушэння» выставляли 2 лошадей. В 1582, 1590, 1600 гг. — село, центр имения, собственность Г. А. Макаревича, двор, пуща. В 1667 г. — имение, собственность К. Завиши, 14 дымов. В 1791 г. — деревня, центр поместья Минского прихода, собственность Ваньковичей, двор, 126 дымов, 5 корчм. В 1800 — господский двор, собственность подчашего Т. Ваньковича. Располагался на правом берегу р. Черница, 2 двора, 7 жителей, мельница. В 1815 г. — двор, собственность А. Ваньковича, в 1858 г. — собственность Э. Кудиновича. В 1941 г. — 54 двора, 324 жителя. В 1997 г. — центр имения, собственность Г. А. Макаревича, двор, пуща. 112 хозяйств, 344 жителя. Есть магазин.

От первобытных времен до 1917 г.

Видогощ (Беларучская волость). В Государственном археологическом музее в Варшаве хранятся бронзовые гривны, перстни, браслет, спиральки, погремушки, стеклянные бусы, которые, вероятно, были найдены в курганах, находящихся в окрестностях имения.

В середине XVI в. на Беларуси типичным вариантом основных повинностей крестьян можно считать такой комплекс: барщина в фольварке по 2 дня в неделю; артель (угон крестьян в фольварки в разгар сельскохозяйственных работ) — 4 дня летом; дань (дзякля) продукцией крестьянских хозяйств (по бочке ржи и овса, гусь, курица, 10 яиц). Крестьяне выполняли ряд дополнительных повинностей: строили, ремонтировали и караулили дворец своих господ, косили барские луга, перевозили грузы.

Так, в 1563 г. крестьяне двора Видогоща выполняли барщину по 2 дня в неделю, «почовши жать, аж пока пожнуть, и посеють и пооруть… за хлебом панским». Кроме того, мужики давали также продуктовый налог: по 2 бочки ржи и овса, курицу, 10 яиц, 20 горстей льна.

Во дворе Видогоща было 16 человек несвободной челяди (вместе с детьми). К концу XVI в. в результате отмены Уставом ВКЛ 1588 г. всех оснований для лишения свободы (кроме плена) и в результате наделения челяди свободной наделами большинство бывших рабов превратилась в крестьян-огородников.

Так, среди 16 дымов мужиков двора Видогоща в инвентаре 1563 только 4 хозяина отмечены как «прихожие».

Видогорщ при советской власти

В двадцатые годы в Видогорщи организовали сельскохозяйственную коммуну, затем колхоз. Во время фашистской оккупации в бывшем барском дворце находился немецкий гарнизон. Летом 1943 партизаны уничтожили гитлеровцев, сожгли дворец и все пристройки.

После войны здесь организовался и начал строиться новый совхоз, которому было присвоено имя «Комсомолец».

Еще лет с пятнадцать оба названия «Видогорщ» и «Комсомолец» применялись, на равных правах, хотя и с некоторым смысловым оттенком. Например, можно было услышать: «Живу в „Видогорщи“, а работаю в „Комсомольце“». Но постепенно название «Комсомолец», которое сохранилось после закрытия «видогорщицкого» совхоза за бригадой уже совхоза «Вишневка», а затем и построенной здесь птицефабрикой, окончательно вытеснило бывшое название. Исчезло оно из официальных бумаг, из почтовых адресов. Из новых жителей, не каждый знает, что еще каких-нибудь двадцать лет тому назад иx поселок Комсомолец носил название Видогорщ.

Дмитрий Дубровский

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить