Исторический центр Логойска: хронология, планировочная структура и проблемы охраны

Основываясь на планах Логойска первой половины XIX в., мы можем достаточно точно очертить периметр «пятна» исторического центра города. В современных ориентирах его границы выглядят следующим образом. На правом берегу реки Гайны (с севера на юг): северная граница парка — ул. Комсомольская — ул. Пролетарская — ул. Крылова — ул. Гайненская — ул. Колхозная — ул. Освободителей — ул. Колхозная — 3-й Борисовский переулок — ул. Профинтерна. На левом берегу Гайны: ул. Набережная — южная граница территории райбольницы — ул. Победы — пл. 8 Марта — ул. Победы до ул. Октябрьской. В качестве локальных элементов можно отметить кладбище (территория к югу от Восточного переулка) и бывший фольварок Луцевщина — территория интерната для престарелых и инвалидов в конце ул. Победы.

Впервые Логойск (Логожеск) упоминается в письменных источниках в контексте событий, датируемых 1077–1078 гг., когда Владимир Мономах, преследуя Всеслава Полоцкого, «пожег землю и повоевав до Лукомля и до Логожьска». Летописные сообщения хотя и свидетельствуют о том, что уже в XI в. Логойск был значительным укрепленным центром на южных рубежах Полоцкой земли (а позднее — центром удельного княжества), однако не дают никаких сведений по внутренней истории города или его исторической топографии, кроме датировки городища — укрепленного ядра поселения X-XI вв., из которого и возник современный город. Это городище, ставшее в конце XII в. княжеской резиденцией, получило позднее название «замка Логойского» и сохраняло свои оборонные функции до конца XVII в. Вплоть до середины XVI в. оно оставалось центральным элементом планировочной структуры Логойска.

Карта местечка Логойск

Логойск. Фрагмент крупномасштабной карты 18321866 гг.

Материалы археологических раскопок, проводившихся на территории городища в 1966–1971 гг., подтвердили данные письменных источников о времени возникновения Логойска, причем с существенным уточнением:

Славянское поселение на Гайне возникло раньше, чем известие о Логойске попало в письменный источник, т.е. по меньшей мере на рубеже XXI вв., если не ранее.

В конце XIV в. Логойск упоминается в числе «городов литовских», а также как «держание» некоего литовского боярина (князя?) Войшвила, владевшего им до 1387 г., когда Владислав Ягайло отдал его своему брату Скиргайле.

В этой же грамоте 1387 г. упоминается и находившийся в Логойске монастырь с церковью во имя св. Иоанна Предтечи. Топографическая «привязка» отсутствует, однако можно полагать, что этот монастырь находится либо на «замке», либо в его ближайших окрестностях.

Позднее город принадлежал Витовту, который, по некоторым данным, значительно укрепил (отстроил) Логойский замок. Затем его владельцем был князь Андрей Владимирович (внук Ольгерда). После смерти его сына Глеба (1457 г.) великий князь Казимир пожаловал Логойск князю Александру Чарторыйскому, потомки которого владели им до 1517 г., когда «половина замку и места и людей нужных и тяглых и сел боярских и пашни дворное» достались «пану Василию Тышкевичу» как приданое за Александрой Чарторийской. Вторую половину имения Василий Тышкевич выкупил в 1528 г. у ее сестры Софии.

План Логойска. 1840 год

План Логойска. 1840 г.

В первой половине XVI в. Логойск несколько раз подвергался разорению в ходе военных действий — сначала со стороны крымских татар, затем московских войск.

В 1530-х гг. владелец Логойска Василий Тышкевич вновь отстроил замок и заложил в нем Богоявленскую церковь. Хотя П. М. Шпилевский называет ее «каменной» и сообщает, что в «подвале» этой церкви было устроено «место для гробниц православного рода Тышкевичей», церковь эта скорее всего была деревянной, т. к. в 1620-х гг. (по другим данным — в 1631 г.) она сгорела. Каменным, возможно, был только подклет этой церкви, в котором и было устроено подвальное помещение для гробниц.

Василий Тышкевич (умер в 1571 г.), видный политический деятель Великого Княжества Литовского середины XVI в., получил в 1555 г. королевское разрешение на превращение Логойского графства в майорат — неделимое имение, которое должно было переходить по мужской линии к старшему сыну. Однако его наследник Юрий (воевода брестский с 1566 г., умер в 1576 г.) не позаботился о своевременном закреплении отцовского завещания, и его сыновья разделили Логойское графство между собой.

В 1654 г. местечко и, видимо, замок были вновь разорены русскими войсками, а в 1708 г. (по другим данным — в 1706 г.) — сожжены войсками Карла XII, причем замок более не возобновлялся, а местечко, как и все Логойское графство, пришло в такой упадок, что едва не было распродано по частям в пользу различных кредиторов.

Неясно даже, была ли в середине — второй половине XVIII в. в Логойске владельческая резиденция (усадьба) и если была-то где? Во всяком случае «на замке» находились только базилианский монастырь с церковью и, видимо, еще одна (приходская?) униатская церковь.

Общий экономический подъем ВКЛ середины — второй половины XVIII в. сказался и на Логойске: местечко начало постепенно возрождаться. Материальное положение владельцев Логойского графства к началу XIX в. улучшилось настолько, что граф Пий Тышкевич (1756–1858) в 1815 г. заложил к северу от территорий бывшего «замка», в излучине правого берега Гайны, обширный парк с дворцом в стиле позднего классицизма и комплексом хозяйственных построек.

Карта парка

Карта парка Тышкевичей

Этот дворцово-парковый комплекс был широко известен в западных губерниях «от Киева до Вильно», главным образом благодаря научной, общественной и музейной деятельности сыновей Пия Тышкевича: Константина (1806–1863) и Евстафия (1814–1873).

По данным «Инвентаря» Логойского имения, составленного в 1844 г., непосредственно на территории дворцово-паркового комплекса и в его ближайших окрестностях (к западу и к северо-западу от парка) находились следующие строения: дворец, занимавший (обобщенно «в пятне») пространство 106×28 аршин (т. е. примерно 70×20 м); кухня (поварня), большой ледник; конюшня и каретный сарай; прачечная с отдельным строением для сушки белья и одежды; жилой дом для прислуги; дом садовника, баня, пуня и т. д. К Логойскому имению также принадлежали корчма в местечке, полотняный завод, водяная мельница на реке Гайне, дом на Плещеницкой улице и другие хозяйственные строения.

В середине — второй половине XIX в. в состав усадебно-паркового комплекса была включена территория бывшего городища, т. е. северная, большая и наиболее древняя часть «замка Логойского» XV–XVII вв.

В 1859 г. имение перешло к старшему сыну Пия Тышкевича — Константину, затем к его сыну — Оскару (1837–1897). Юзеф (1869–1914), сын Оскара, был фактически последним владельцем Логойского имения.

В начале 1920-х гг. Логойск стал центром одного из пограничных районов «Менскай акругi» БССР. Имение было национализировано, дворец и другие постройки отданы для различных административно-хозяйственных нужд, частично как жилые. Подвалы дворца, по словам местных жителей, в 1920–1940-е гг. использовались в качестве тюремных помещений — вначале НКВД, а затем немцами. В конце Второй мировой войны дворец был взорван, сохранился только небольшой фрагмент стены южного крыла здания.

Фотография Льва Дашкевича 1923 год

Фотография Льва Дашкевича 1923 год

Парк начиная с 1920-х гг. постепенно приходил в упадок. Позднее, в 1950–1980-е гг., неоднократно подвергался перепланировкам (в том числе стихийным); в настоящее время это городской парк культуры и отдыха. На его территории находятся ДЮСШ, стадион и открытая эстрада.

Историко-топографической ситуация

Территории бывшего городища — древнейшая и наиболее укрепленная часть того Логойска, который упоминается в летописях при описании военных действий XI–XII вв.

Позднее, в XV–XVI вв., именно здесь располагался указанный в документах «Замок Логойский» — резиденция Чарторийских, а затем Тышкевичей. Здесь в XVI–XVII вв. находились Богоявленская церковь (сгорела в 1631 г.; в 1752 г. вновь выстроена уже в качестве церкви униатского монастыря), а также в XVIII в. и сам этот монастырь. Он был закрыт в 1831 или в 1834 гг., а старая деревянная церковь передана православному духовенству и тогда же (по другим сведениям — в 1845 г.) сделана приходскою. По данным П. Шпилевского, эта церковь существовала еще в начале 1850-х гг. Судя по крупномасштабной карте второй половины XIX в., рядом с ней находились большое каменное здание (вероятно, жилой корпус монастыря), а также два малых деревянных (скорее всего, хозпостройки).

Если укрепленная часть летописного Логойска ограничивалась пределами древнего городища, то неукрепленный посад раннесредневекового Логойска (XI–XIII вв.) находился, вероятнее всего, к югу от него, между ним и современной ул. Советской.

Применительно же к более позднему периоду (XIV–XVI вв.) мы, руководствуясь общей схемой развития укрепленных городов Беларуси, подтвержденной многочисленными историческими и археологическими аналогиями, можем говорить о превращении этого неукрепленного посада в так называемый предзамок, или, по терминологии XVI–XVII вв., «паркан». Этот важный элемент планировочной структуры позднесредневекового периода хорошо прослеживается на планах Логойска первой половины XIX в.

Паркан занимал территорию, ограниченную с запада современной ул. Комсомольской, с юга — ул. Советской, с востока — крутым обрывом над поймой правого берега реки Гайны. По площади паркан почти равнялся замку и нуждался в дополнительных укреплениях только в своей юго-западной части.

На восточной оконечности этого паркана, на мысу, по высоте не уступавшем площадке замка, в 1866 г. была выстроена каменная Никольская церковь, существующая до настоящего времени. Судя по «Плану Логойска 1840 года», ранее на этом же месте находилась деревянная церковь — видимо, также Никольская. Существование именно здесь уже в XVIII в. Никольской церкви может рассматриваться как косвенное свидетельство важной роли, которую играла данная территория в планировочной структуре древнего города: Никольский приход являлся одним из древнейших (если не самым древним) в Логойске.

К юго-западу от паркана находилась прямоугольная рыночная площадь, возникшая, судя по конфигурации, не позднее середины — второй половины XVI в., т. е., видимо, тогда же, когда Логойск получил статус местечка (скорее всего, с «неполным» магдебургским правом)

Несомненно, что первоначально эта площадь имела треугольные очертания, возникнув на развилке двух дорог — основной, выполнявшей роль транзитной магистрали (совр. ул. Советская), и местной (совр. ул. Смолевичская).

Базарный путь в Логойске

Базарный путь в Логойске

К западу, югу и востоку от этой первоначально треугольной, затем грубо прямоугольной (или трапециевидной) рыночной площади на пространстве радиусом от 400 до 600 м уже, видимо, в XIVXV вв. начала формироваться планировочная структура древнего Логойска.

В XVIII в. современная ул. Советская называлась Виленской; позднее, в начале XIX в., разделилась на две — Виленскую (к юго-западу от площади — направление Минск — Вильно) и Плещеницкую (к северо-востоку от площади, до современной ул. Победы, которая являлась восточной границей местечка). Миновав переправу через реку Гайну, эта улица разделялась на две дороги — северную, на Плещеницы, и восточную — на Борисов. В 1609 г. Александр Юрьевич Тышкевич выстроил тут небольшой деревянный костел св. Казимира: он дважды восстанавливался после пожаров в 1656 и 1709 гг. В 17871793 гг. на этом месте был выстроен каменный костел (закрыт и разобран в середине ХХ в).

Современная ул. Смолевичская в XVIIIXIX вв. именовалась Спасской (бывшая Спасо-Преображенская церковь находилась в районе перекрестка современной Смолевичской улицы и первого Борисовского переулка, где, собственно, и кончалось местечко). Эта улица обслуживала юго-восточное направление — на Смолевичи — Игумен (Червень) Смолевичи еще в первой половине XV в. входили в состав Логойского княжества.

Современная ул. Чкалова в XVIII в. называлась Микольской. В ее конце, рядом с устьем ручья Лопеница, впадающим в Гайну, находилась еще одна церковь — Пречистенская, т. е. Рождество-Богородичная, или же Юрьевская (точных сведений не сохранилось).

Район к югу и юго-востоку от ручья Лапенца (совр. ул. Заозерская, Смолевичская, Я. Купалы, 1-й Борисовский переулок и ул. Профинтерна) в конце XVIII в. назывался «осадой за р. Лапенцом» и насчитывал 36 «дымов», т. е. около четверти городской застройки.

В конце XVIII — начале XIX в. местечко в целом насчитывало от 3 до 6 улиц с названиями и примерно столько же безымянных переулков, иногда сравнимых по длине с улицами. «Дымов» в Логойске в конце XVIII в. насчитывалось 140, однако к середине XIX в. их число уменьшилось до 110–120.

Существование жилой застройки XVIIXVIII вв. к северу от территории «Замка», т. е. на месте дворцово-паркового комплекса, равно как и упоминаемое некоторыми авторами насильственное «переселение» с этой территории жителей при закладке дворца и парка в начале XIX в.10, представляется маловероятным. Косвенным подтверждением легендарного характера этих сведений служат данные, полученные при сопоставлении «Инвентаря» Логойска 1787 г.11 (т. е. до закладки дворцово-паркового комплекса) и планов местечка первой половины XIX в.

Так, на плане 1840 г. нанесена общая трассировка южного участка современной ул. Комсомольской — от ул. Советской примерно до современного дома № 21. Этот участок современной ул. Комсомольской в первой половине XIX в. именовался ул. Замковой (надпись на плане 1840 г.) и уже имел жилую застройку — четыре дома по левой (западной) стороне улицы.

Однако с точки зрения планировочной структуры местечка в целом эта улица являлась тупиковой, т. к. оканчивалась у обширной эспланады (позднее — партера) перед главным фасадом дворца, т. е. фактически играла роль подъездной аллеи, обеспечивая также отдельный въезд в юго-восточную часть парка, где на плане 1830-х гг. показаны два небольших каменных и два деревянных здания (возможно, хозпостройки или стекольный завод).

Более того, ул. Замковая отсутствует во всех инвентарях Логойска 1780–1790-х гг., составленных до возведения дворцово-паркового комплекса, что прямо свидетельствует об отсутствии застройки XVIIXVIII вв. к северу от Замковой горы. Тем не менее нельзя исключить возможность существования здесь разрозненной (усадебной) застройки более раннего периода — XIV–XV или даже XIIXIII вв. — прояснить этот вопрос могут только археологические раскопки.

Территория к северо-западу от замка (район современных Комсомольского переулка — ул. Харченко, центром которого является возвышенность, где в настоящее время расположена водонапорная башня), обозначенная на плане 1840 г. как «Церковище», возможно, связана с древнейшим монастырем Логойска, упоминаемым в грамоте 1387 г., — Иоанно-Предтеченским. С этим же монастырем, вероятно, связано и древнее кладбище, нанесенное на плане 1840 г. примерно в районе упомянутой выше водонапорной башни, т. е. данная территория также нуждается в дальнейшем исследовании (археологическом) и, возможно, в государственной охране как часть исторического центра Логойска.

Дворец Тышкевичей имел сложную фронтальную структуру. Центральный двухэтажный объем с шестиколонным портиком фланкировался двумя одноэтажными крыльями, завершавшимися узкими двухэтажными объемами. В плане эти боковые объемы представляли собой слабо выступающие за линию фасада ризалиты, а завершением для них служили высокие треугольные фронтоны, что придавало этим объемам со стороны главного и паркового фасадов башнеобразный облик. Высокий цокольный этаж центрального объема переходил на парковом фасаде в обширную полукруглую террасу со спуском в парк.

Аналогами такой сложной фронтальной композиции, когда на одной поперечной оси размещается несколько симметрично расположенных, но разных по высоте и пространственной конфигурации объемов, образующих единый архитектурный ансамбль, могут служить усадьбы в Полонечке, Снове, Деречине, Дукоре и некоторые другие, датируемые, как и дворец в Логойске, первым третьим десятилетиями XIX в.

Общий облик дворца в Логойске второй половины XIX начала XX в., причем как со стороны главного, так и со стороны паркового фасада, достаточно точно передают два рисунка Наполеона Орды, датируемые 18641874 гг., а также гравюры Е. Тышкевича, И. Краевского (1880-е гг.) и фотография, датируемая Р. Афтанази периодом «до 1914 года».

Описаний интерьеров дворца практически не сохранилось. Р. Афтанази связывает это с тем обстоятельством, что внимание мемуаристов XIX в., посещавших и описывающих Логойский дворец, было полностью поглощено поистине уникальными экспонатами богатейшего музея братьев Тышкевичей, его многочисленными археологическими, историко-этнографическими и художественными коллекциями.

Единственной более-менее сохранившейся частью дворцово-паркового комплекса в Логойске является обширный парк, занимающий около 17 га.

Если сохранившийся до настоящего времени фрагмент стены южного крыла дворца — скорее символ, нежели реальный памятник и в силу этого вряд ли нуждается в «охране» как таковой (следует говорить либо о «консервации», либо о «частичном воссоздании»), то парк, все еще являющийся, несмотря на многочисленные утраты, последним аутентичным элементом историко-культурного комплекса начала XIX в., нуждается прежде всего именно в активной охране, особенно учитывая рекреационное назначение Логойского района (следовательно, в первую очередь самого Логойска), определенное Указом Президента Республики Беларусь.

Описания парка второй половины ХХ в. даны в работах В. Т. Антипова и А. Т. Федорука. Последним опубликованы также схематический план парка и графическая реконструкция («вид с высоты птичьего полета»).

Сравнение современной топосъемки со схематическим планом, приведенным в работе А. Т. Федорука, показывает, что этот план, равно как и оба описания, отражает существующее состояние планировочной структуры парка (на 1970–1990-е гг.).

Таким образом, описание парка, данное в этих работах, может считаться «аналитическим» только с точки зрения «ландшафтной таксации». К «ландшафтной архитектуре» имеют некоторое отношение только те фрагменты этого описания, которые основаны на графических источниках конца XIX в. — рисунках Н. Орды и др.

Вид на дворцовый сад со стороны реки Гайна. Наполеон Орда

Вид на дворцовый сад со стороны реки Гайна. Наполеон Орда

К сожалению, даже самое тщательное визуальное обследование, не подкрепленное исторической графикой или данными натурных исследований (шурфы на аллеях и т. п.), не может служить достаточным основанием для реконструкции архитектурно-планировочной организации исторического парка двухсотлетней давности.

Нам удалось обнаружить графический источник, достаточно детально фиксирующий планировочную структуру Логойского парка по состоянию на 30-50-е гг. XIX в., т. е. в начальный период его существования. Планировочная структура парка этого периода лишь в самых общих чертах соотносится с планами и описаниями конца ХХ в.

Вместе с тем остается открытым вопрос, в какой мере существующее состояние парка (после утрат и перепланировок середины — второй половины ХХ в.) соответствует его планировочной структуре рубежа XIXXX вв., т. е. последнему периоду существования Логойского парка как аутентичного элемента дворцово-паркового комплекса.

Что-либо прояснить в данном вопросе могут только материалы научных исследований в рамках проекта реставрации парка — шурфы на существующих аллеях; визуальное обследование и шурфовка на местах предполагаемых аллей и полян первой половины XIX в. и т. д.

Источник

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Главная страница - История города - Хроника - Исторический центр Логойска: хронология, планировочная структура и проблемы охраны